Морякам-подводникам посвящается…

251
4 минуты
Морякам-подводникам посвящается…
Настоящий подводник!
Тяжела служба на море. Тяжела, но романтична. А под водой – еще сложнее! И морально, и физически. Уйти в автономку – вообще настоящий героизм. Однако, для некоторых это не испытание, а всего лишь работа. Как и для Виктора Несмиянова. На его счету ни одно автономное плавание, а в сумме – почти 9 лет службы подводником, и еще столько же на берегу – помощником командира береговой базы. Перед тем, как ответить на вопрос «Почему перешли на берег?», Виктор Николаевич долго молчал, было видно, что вспоминать это не любит. Не даром говорят – море покоряет, уйти от него сложно… Но, вздохнув, капитан третьего ранга рассказывает:  
– Списали меня. По состоянию здоровья –  говорит Виктор Несмиянов. – В 1989 году командировали нас ликвидировать последствия аварии на атомной подводной лодке. Она уже возвращалась на базу на Кольский полуостров, но обнаружилась неисправность. На субмарине дали сигнал радиационной опасности…
Виктор Несмиянов такую аварию уже переживал на своей подлодке, тогда все обошлось, успели остановить реактор. Теперь вот пришлось бороться с последствиями ЧП на другой субмарине.
– Мне и моему товарищу, как командирам дивизиона движения нужно было выполнить работы по расхолаживанию реакторов этой подлодки, температура там достигала 70 градусов. В общем, по итогам этого задания, мы получили дозу облучения, нас приравняли к ликвидаторам чернобыльской катастрофы, и списали на берег.  – Вздыхает подводник. – Здесь же в Видяево. И с тех пор подлодки я провожал только взглядом.
Мало кто задумывается о том, что уже само погружение на подлодке – настоящий героизм. Ведь выдержать несколько месяцев под водой – а именно столько длится стандартный боевой поход – могут лишь единицы. Всего на счету Виктора Несмиянова 4 автономки и сотни недолгих погружений.
– За 8 лет под водой я прожил года два в общей сложности, в автономку уходили примерно на 2-3 месяца – вспоминает службу на защите водных рубежей Виктор Николаевич. – Бывало тяжело, конечно, но человек ко всему привыкает. К тому же, это работа. Мы как-то с женой посчитали, сколько ночей я за год дома провел. Получилось всего 25. Но я ни о чем не жалею. Я хотел быть моряком!
Отец Виктора, Николай Несмиянов – лейтенант, морской офицер, дед – морской пехотинец, два дяди – тоже моряки, младший родной брат также покорился морю.
– Можно сказать, что выбора у меня и не было – улыбается подводник. – С детства слышал рассказы о морских походах, о погружениях, видел красивую форму, и, конечно же, еще с малых лет начал мечтать о службе в Морфлоте.
После окончания школы Виктор Николаевич пытался поступить в Высшее военно-морское инженерное ордена Ленина училище имени Ф. Э. Дзержинского в Санкт-Петербурге.  С первого раза не получилось, не сдал физику. Но, как говориться, храбрость города берет, и через несколько лет, после двух курсов корабельного училища и армии, Виктор Несмиянов вновь пришел пытать счастья в военно-морское училище.
– В этот раз, экзамены сдал практически на отлично, – вспоминает подводник. – А через год случилось боевое крещение – практика. Наш курс направили в Мурманскую область, на крейсер «Мурманск» - огромный старый корабль, которому нельзя не покориться! В длину он около 200 метров, вмещает 500 человек личного состава! Вот такая у меня была первая практика. Месяц на «Мурманске». А после второго курса мы проходили практику уже на подводной лодке. Первое погружение на несколько дней в Баренцевом море! Было и страшно, и интересно одновременно, в общем, словами, это не передать.
Мурашки даже от самого описания такой огромной машины, которая рассекает ледяные волны северных морей.
– В фильмах правды про подводников совсем чуть-чуть – говорит Виктор Николаевич. – Режиссеры строят такое кино больше на романтике. А у нас там серьезная и очень ответственная работа. Корабль нужно знать, как свои пять пальцев и уметь за доли секунды принимать правильные решения. Не все, наверно, могут служить в морском флоте. Но я был с детства на это настроен и мне очень нравилось! Хотя, знаете, одно все-таки в фильмах про нас правдивое есть – морскую воду из плафона я действительно пил – признается, улыбаясь, подводник, – проглотил и не заметил!
Во время интервью Виктор Несмиянов вспоминает и курьезные случаи. Однажды, говорит, заставили понервничать морфлот США. Охраняя рубежи в Саргассовом море, случилось техническое повреждение, подводной лодке пришлось всплыть.
– Ну и попали, конечно, под береговые станции США, которые следят за этой акваторией… А вообще, рассказывать о морской службе можно бесконечно. Места в газете не хватит! – шутит подводник.
– Скучаете?
– Да, по морю скучаю…. Там, все-таки, дышится по-другому.

Юлия Перова

  • Комментарии
Загрузка комментариев...